Яндекс.Метрика


Кукла Барби: pro et contra (к постановке проблемы)

За последние два десятилетия в России изменились не только идеология, социально-политическая и экономическая ситуации, образ жизни и мысли граждан — изменилась и сфера потребления: неведомые советским людям вещи стали обыденным явлением постсоветской эпохи. Элементы западной массовой культуры (литература, кинематограф, продукты питания, одежда, игрушки и т. д.) проникли на постсоветское пространство и стали  частью нашей жизни. Появление в России новых продуктов западной культуры приводит к возникновению дискуссии об их пользе/вреде. Так, активно обсуждается вопрос о том, насколько вредны, с нравственной точки зрения, западные фильмы агрессивного или чрезмерно развлекательного характера, ток-шоу или реклама (часто акцентируется внимание на «доброте и чистоте» советского кинематографа и телевидения). В первую очередь объектом критики становятся предметы или явления, которые сильно отличаются от тех, к которым привыкли советские люди за семь десятилетий. При этом, зачастую новое ассоциируется с «плохим», а старое — с «хорошим», происходит стигматизация западного образа жизни в целом и его отдельных элементов, как неприемлемых для российской ментальности и разрушающих его самобытность, в частности. Важно отметить, что включению в повседневную жизнь нового явления часто сопутствует жесткая критика, которая постепенно сменяется относительно толерантным отношением.

Игрушки, точно так же, как и любые другие предметы и явления, становятся предметом обсуждения. Одни обозначаются как «вредные», другие — как «полезные». Пристальное внимание привлекает кукла Барби, вокруг нее не прекращаются дебаты о том, насколько она полезна для детей. Феномен куклы Барби уникален. Кукла, став суперпопулярной во всем мире, перестала быть просто игрушкой. Скорее ее можно назвать символом особого гипертрофированного типа женственности (специфически привлекательная внешность любой ценой, стремление к дорогим вещам, потребительское поведение по отношению к мужчинам).

В данной работе мы обращаемся к российскому дискурсу вокруг куклы Барби.  Что такое кукла Барби для постсоветского пространства? Символ новой жизни или разрушительница традиций и устоев общества? Каково отношение к ней? Какую информацию несет Барби? Почему кукла перестала быть в первую очередь игрушкой, а стала символом гипертрофированной женственности? Почему вместо игрушки порой видится монстр, разрушающий все вокруг? Попытка систематизации суждений (скорее, обвинений) о Барби позволяет увидеть, что общество наделило кусок пластмассы большой силой: «одушевив» Барби, на куклу была перенесена ответственность за многие проблемы современного общества. Часто Барби обвиняется в том, что женщины болеют анорексией и делают пластические операции, стремятся к гедонистическому образу жизни, рожают мало детей; она же становится причиной формирования раннего сексуально интереса у детей и т. д.

Дискурс вокруг куклы не является однозначным (позитивным или негативным), существует много противоречивых мнений относительно куклы и ее возможного влияния  на детей и взрослых. Неоднозначность дискурса определяется тем, что он сформировался и развивается в трех направлениях: в научном знании, «обывательских» суждениях и в общественно-политических дебатах, которые преимущественно разворачиваются в средствах массовой информации. В каждом из обозначенных направлений существуют свои суждения относительно куклы Барби.

Дискурс, развернувшийся в научной сфере, во многом обязан своим появлением полемике, которая развернулась в обществе вокруг куклы Барби. Обвинительные высказывания по отношению к кукле не могли не привлечь внимания исследователей, хотя в российской психологии пока не так много работ, посвященных этой игрушке. В целом, в отечественном научном знании, выявляется скорее негативное отношение к кукле Барби. Критикует игрушку известный психолог В. В. Абраменкова [1998], отмечая, что сексуальность Барби является архетипом блуда, и игра с куклой-блудницей не принесет девочке пользы. Л. И. Эльконинова и М. В. Антонова  [2002] не так категоричны. Они обращают внимание, что детям требуются различные игрушки. И проблема не в том, что Барби стимулирует интерес к сексуальным отношениям, а в том, что эта кукла несет стереотипный идеал красоты, штамп, которому девочки будут подражать. Правда, существует и противоположное мнение: кукла дает возможность девочке играть «в красавицу», а такая игра необходима [Лосева В. К., Луньков А. И., 1995]. Весьма критично отзывается о кукле Барби исследователь А. В. Хашковский [2000], современный славянофил, который особый акцент делает на том, что кукла испортит русскую душу, и жизнь человека пройдет всуе, в погоне за сомнительными идеалами. Таким образом, в научном знании, на данный момент, нет однозначного мнения относительно пользы или вреда куклы Барби. К сожалению, количество научных исследований невелико, и из-за недостатка информации нельзя говорить о причинно-следственных связях, трудно сделать вывод, как о позитивном, так и негативном влиянии куклы.

На уровне «обывательских» суждений не выявлено яркого негативного отношения к кукле Барби. Нами был проведен опрос, в котором приняли участие 38 мужчин и женщин (жители Санкт-Петербурга в возрасте от 18 до 38 лет).  Респондентов просили рассказать о своем отношении  к кукле. Только два человека (5,2 %) продемонстрировали негативное отношение к кукле («ломает жизнь девочкам», «провоцирует раннюю сексуальность»), 11 человек (29 %) показали нейтральное отношение («никак не отношусь», «обычная игрушка»), остальные респонденты продемонстрировали позитивное отношение. Также нами были проанализированы сообщения, оставленные на различных форумах (например, http://www.forum.littleone.ruhttp://forum.cosmo.ru) в разделах, в которых родители обсуждают различные вопросы и проблемы, связанные с развитием и воспитанием детей. Большинство сообщений демонстрируют позитивное отношение родителей к кукле Барби; матери и отцы покупают детям эту куклу и не видят в этом ничего опасного.

Общественно-политический дискурс, отраженный в СМИ, имеет однозначно негативный оттенок. В Турции кукла Барби и Человек-паук названы врагами мусульман. В Иране, ОАЭ кукла Барби запрещена. Куклу запретилии в Саудовской Аравии, назвав её еврейской игрушкой[1]. Но и в Израиле идет борьба против куклы. Россия не отстает от мусульманских стран. На одной из конференций в Министерстве образования российские педагоги обратили внимание на то, что многие зарубежные игрушки являются вредными, в число этих игрушек попала и Барби. «Вместо этих калечащих психику игрушечных «монстров» наши спецы по детской психологии предлагают вспомнить русские бирюльки и лепить куличики. Очень полезно для формирования ребенка, говорят они»[2]. В  печатной прессе и, особенно в ресурсах сети Интернет журналистами, общественными деятелями, просто «неравнодушными к судьбе России согражданами» кукла Барби рассматривается как виновник самых разных бедствий. Часто вина Барби достаточно глобальна. Так, куклу обвиняют не только в излишней сексуальности, но и в том, что она создает комплекс неполноценности у девочек и женщин. Барби оказывается виновата в том, что в России невысок уровень рождаемости и в том, что женщины достаточно активны и маскулинны ...

Это поле дискурса (общественно-политические дебаты) и становится основным объектом исследования в нашей работе.

Для анализа были взяты тексты, размещенные в сети Интернет, в которых авторы обращались к анализу феномена куклы Барби. Выбор источника обусловлен тем, что Интернет на данный момент является одним из самых популярных  СМИ. Кроме того, большое число текстов, опубликованных в печатной прессе, размещены в сети. Таким образом, анализ Интернет-ресурсов можно признать достаточно репрезентативной выборкой, отражающей специфику российского общественно-политического дискурса о кукле Барби. В исследовании были использованы два метода анализа текста: контент-анализ и интент-анализ. Использование этих двух методов вместе позволило нам подтвердить гипотезу о том, что в текстовом массиве Интернета существует преимущественно негативное отношение к кукле Барби (при этом, негативное отношение является специфическим в том смысле, что  игрушка (по сути — кусок пластмассы) наделяется мифическими свойствами влиять на жизнь людей). Также удалось выделить несколько групп обвинений против куклы, попытаться проанализировать качественные особенности текстов, выявить явные и скрытые мотивы обвинения.

Анализируя опубликованные в Интернете статьи, можно выделить несколько  групп обвинений по отношению к кукле Барби. Все обвинения связаны друг с другом, однако мы попытались выделить нюансы каждой группы.

1. Красота Барби способствует развитию комплексов и «синдрома Барби» у девочек и женщин.

Под «синдромом Барби» понимается неудержимое стремлении женщины к достижению специфического идеала внешней привлекательности (тип топ-модели) посредством косметики, диеты, одежды, а также более радикальных средств, таких как пластические операции, липосакция и др. В СМИ часто акцентируется внимание на том, что реальные женщины очень отличаются от куклы Барби: у них не такая тонкая талия, не такой пышный бюст и т. д., поэтому привлекательная внешность куклы вызывает зависть, что и приводит к возникновению «синдрома Барби». Авторы многочисленных популярных статей утверждают, что, «по мнению психологов», от «синдрома Барби» страдают десятки тысяч девочек и женщин во всем мире. Обращается внимание на то, что именно Барби провоцирует заболевание анорексией у женщин. Однако мы не нашли ссылки ни на одного психолога, который бы провел исследование и доказал, что причиной возникновения нервной анорексии у женщин является Барби. Синдром нервной анорексии был выявлен еще в XIX  в., когда куклы Барби еще не существовало. И в начале ХХ в. большое число женщин страдало этим заболеванием. Поэтому говорить о вине куклы, по меньшей мере, странно...

Только ли кукла виновата в том, что от женщин ждут физической привлекательности, что женщина рассматривается как товар, ценность которого определяется различными параметрами, в том числе и красотой? Работы теоретиков феминизма Гейл Рубин [2000], Джудит Батлер [2000], Рози Брайдотти [2000], Люси Иригари [1985] позволяют не только увидеть иерархичность статусных позиций мужчин и женщин в обществе, но и понять причины ее возникновения. По мнению авторов, именно система «пол/гендер» является причиной возникновения существующей в обществе иерархии, когда мужчины обладают более высоким статусом, нежели женщины, а более низкий статус женщины компенсируется ее внешностью, способностью к деторождению, различными умениями. Причины стремления женщин к достижению максимальной внешней привлекательности оказываются значительно глубже, нежели наличие на рынке красивой куклы.

Известнейшей подражательницей Барби стала американка Синди Джексон, которая перенесла 28 пластических операций и заплатила почти 100 000 $, чтобы стать похожей на куклу Барби. Случай единственной женщины в мире, которая решилась на изменение внешности ради того, чтобы стать похожей на Барби, не может рассматриваться как  закономерность. Ее идеалом мог стать кто угодно: фотомодель, героиня телесериала или любой вымышленный персонаж. Последняя информация об этой женщине эпатирует: ей надоело быть похожей на куклу, и она снова решила изменить внешность хирургическим путем.

Другой пример ближе к реальной жизни. «Когда мне исполнилось 10 лет, папа подарил мне эту куклу со словами: «Доченька, я хочу, чтобы ты стала такой же красавицей!» С тех пор я часто сравнивала себя с Барби. И видела, что сравнение не в мою пользу, — признается Катя»[3]. К какому выводу подталкивают читателя? Именно кукла виновата в проблемах девушки. Однако совершенно очевидно, что папа, будучи авторитетом, референтным лицом для девочки, сам стал одной из причин формирования комплексов у ребенка. Если родители воспринимают куклу только как игрушку, но не как образец для подражания, не заостряют внимания на несовершенстве внешности ребенка, то «синдром Барби» проявится с меньшей вероятностью.

2. Внешность и стиль жизни Барби способствуют формированию у женщин потребительского стиля жизни.

Кукла Барби особенна потому, что она существует в контексте аксессуаров, сопровождающих ее. У нее есть все (или значительно больше), чем у реальной женщины. Огромное количество одежды, косметика, барби-дом, автомобиль. Вокруг Бабри создан миф, что она ведет праздный образ жизни и получает все благодаря своей привлекательности. Так, например, анекдот о том, что простая Барби стоит 100 $, а разведенная Барби — 10 000 $ потому, что она продается вместе с домом, машиной и вещами Кена, показывает, что Барби живет исключительно за счет мужчины. На самом деле, потребительский стиль жизни Барби — не более чем фантазии критиков куклы. Только ребенок, играющий с куклой, знает, кем она работает, как живет и т. д.

Однако авторы публицистических статей обращают внимание на то, что именно Барби причина того, что женщины начинают рассматривать свою внешность как товар, который можно выгодно продать: найти хорошую работу благодаря физической привлекательности, выйти удачно замуж. «Глядя на эффектную, безупречно одетую куклу с холеным личиком и точеной фигуркой, многие начинают связывать удачливость в бизнесе и личной жизни именно с внешностью»[4].

И опять же, обвинять только куклу — это попытка уйти от осознания и решения серьезных социальных проблем. Политики, другие публичные персоны через СМИ транслируют идею о том, что женщина в первую очередь должна оставаться женщиной (следить за собой, быть настоящей матерью, хранительницей очага). Соответственно, для этого мужчина должен быть настоящим мужчиной и полностью обеспечивать женщину. В обществе нормальным считается женское потребительское поведение (полный отказ от трудовой деятельности), причиной этого является патриархальный уклад и наличие устойчивых гендерных стереотипов. Более того, в настоящее время многие виды занятости закрыты для женщин с «непрезентабельной» внешностью. До тех пор, пока в газетах мы можем увидеть объявление типа «требуются девушки не старше 25 лет модельной внешности», привлекательная внешность и молодость останется товаром, который можно продать.

В настоящее время внешность стала капиталом, но отнюдь не кукла виновата в том, что привлекательность женщины — товар. Обвинение куклы — лишь маскировка серьезной проблемы, которая требует решения. Если те же самые авторы, которые обвиняют Барби в потребительстве, пишут, что «женщина должна оставаться женщиной», т. е. хорошо выглядеть, быть заботливой матерью и женой, а мужчина должен обеспечивать семью, быть сильным, то именно такое отношение к гендерным ролям и формирует потребительский стиль жизни у женщин.

3. Гиперсексуальность Барби приводит к развитию ранней сексуальности детей.

Внешность куклы Барби привлекает внимание. Действительно, кукла — воплощение сексуальности, ее формы далеки от реальных (слишком тонкая талия и широкие бедра, слишком маленькая ножка, пышные волосы, слишком пухлые губы и большие глаза). Часто в СМИ обращается внимание на то, что игра с сексуализированной куклой вредна для детей: «кукла развивает у девочек в процессе игры несвойственные детям манерность, холодность и раннюю сексуальность»[5]. Кукла начинает рассматриваться как причина развития «ненормальной» сексуальности. В цивилизованных обществах существует контроль над сексуальностью, что проявляется, в том числе, и в наличии табу. Сексуальное поведение детей табуировано даже сильнее, чем взрослых. Дети находятся как бы «вне сексуальности». Негласно считается, что «нормального» ребенка не должны вообще интересовать вопросы полов. Любые проявления сексуальности подавляются в семье родителями и в детских учреждениях воспитателями или учителями. Детей ругают за совершенно естественный интерес к своему телу или телу другого, игры с элементами сексуального поведения достаточно жестко пресекаются, а их участники наказываются. Мало того, порой для детей их игры не несут никакой сексуальной нагрузки, но взрослые видят в них элементы сексуальности. Например, раздевание куклы может быть как игрой сексуального характера, так и нет, ребенка может интересовать только сам процесс одевания-раздевания или желание изменить куклу с помощью одежды. То есть взрослые проецируют на ребенка собственный сексуальный интерес или даже свои проблемы сексуального характера.

Сексуальные игры важны для ребенка не менее чем другие. Сексуальная сфера развивается в детском возрасте наряду с когнитивной, эмоциональной. Естественно, эта сфера развивается в игре, т. к. игра — основная деятельность ребенкаДетские сексуальные игры с раздеванием кукол («больница», «дочки-матери») свойственны детям. Ребенок интересуется своим телом, телом своих сверстников и взрослых — это совершенно нормально и невозможно запретить. Асексуальность советских кукол не мешала детям их раздевать, размышлять над их полом и играть в сексуальные игры. Любой кукле присущ мужской или женский пол. И даже если производитель не наделил куклу полом, то ребенок присваивает ей имя, одежда куклы может быть полотипичной. Соответственно, одевание и раздевание куклы уже есть сексуальная игра ребенка.

4. Кукла Барби не готовит девочку к роли матери.

Отношение к игре в куклы разнится в зависимости от содержания игры. Так, игра в «дочки-матери» с куклой-ребенком рассматривается как полезная, а игра с Барби как вредная:  «Раньше девочки играли с куклой «в ребенка». Кукла воспроизводила пропорции детского тела, она была близка и понятна малышке. Эта кукла учила девочку самому главному — быть матерью, учила любить, воспитывать, заботиться о ком-то. И посмотрите на куклу Барби. Это вполне развившаяся деваха, с гипертрофированными волосами, ногами и половыми признаками. Самое важное для родителей здесь — понять, что Барби нельзя нянчить, ее можно только украшать»[6]. Автор текста считает, что роль матери — основная, главная для девочки. Сразу возникает вопрос. Почему считается, что самое главное для девочки научиться о ком-то заботиться и овладеть ролью матери? Жесткая гендерная дифференциация, существовавшая в традиционно-патриархальном обществе, и сейчас довлеет над обществом. От женщины, в первую очередь, ожидается выполнение роли матери. Как следствие, считается, что девочка должна освоить эту роль через игру. Безусловно, демографическая проблема в России существует, но ее решение не должно быть связано с принуждением женщин выполнять детородную функцию, т. к. основой демократии все-таки является добрая воля и свобода каждого гражданина.

Вернемся к вопросу о том, что с Барби нельзя играть как с ребенком. Понятно, что Барби нельзя пеленать и укачивать, равно, как и пупсика нельзя одеть в вечернее платье. Поезд не будет летать, а игрушечным самолетом нельзя играть в футбол. Каждая игрушка имеет свое предназначение. И вряд ли девочка, играющая в Барби, полностью отказывается от игры в «дочки-матери» с куклой-младенцем. Те, кто старше «поколения Барби» с тоской вспоминают жалкие попытки сшить нарядное платье для куклы, фигура которой позволяет только запеленать ее. В своей статье Е. Ю. Иванова ссылается на мнение шестилетней девочки, которую спросила: «Какую куклу она купила бы своей дочке: Барби или большую куклу - подобие грудного ребенка. Она ответила: «Конечно большую, ведь с ней можно играть в дочки-матери!» Взрослые, задумайтесь: с Барби нельзя играть в дочки-матери!!!»[7]. Задумываясь над проблемой, все-таки непонятно, почему Барби не может быть матерью и иметь маленьких детей (вот и игра для детей), чем плохи игры с Барби в «магазин», «больницу», «театр» и др. типичные для детей игры, которые позволяют девочке освоить множество других ролей. «Девочки играют с этой куклой не в «дочки-матери», а в «подруги-знакомые». Тем самым, в том возрасте, когда девочки исстари «проигрывали» будущее материнство — основное предназначение женщины, сейчас кодируют себя на что-то другое»[8].  Отдельный эпизод подается как вывод. Мы не знаем мотивов девочки. Возможно, именно сейчас ей захотелось поиграть в «дочки-матери», а завтра ей захочется играть в другие игры. Совершенно непонятно почему диапазон женских ролей должен ограничиваться ролью матери и что плохого в том, что девочка играет в «подруги-знакомые», осваивая другие навыки.

«Сейчас выросло «поколение Барби», когда кукла для девочки была подружкой, и такие девочки к роли матери не готовы» пишет журналистка Н. Федотова в статье «Кукла Барби убивает будущих мам. Почему растет число отказных детей»[9]. Действительно, статистика показывает, что достаточно много молодых женщин отказывается от детей. Но разве то, что их куклой была Барби, привело к отказу от собственного ребенка? И среди тех, кто не относится к счастливым обладателям куклы, есть процент матерей-кукушек…

Обобщая все вышесказанное, мы можем сказать, что в России кукла Барби становится символом сексуальности в негативном смысле (сексуальной распущенности, потребительского отношения к жизни, эгоизма). Ее виной становится стремление женщин иметь красивое тело, хотя скорее маскулинное, иерархично выстроенное общество подталкивает женщину рассматривать свою внешнюю привлекательность как товар. Виной куклы оказывается гиперсексуальность детей, как будто бы до появления куклы дети были асексуальны. И даже в отсутствии стремления к выполнению роли матери у женщин оказывается виновата кукла, а не общественно-экономическая ситуация в стране.

Может ли игрушка так сильно влиять на жизни людей – вопрос сложный и неоднозначный. Что может кусок пластмассы, если он не наделен никаким значением? И что может сделать этот же кусок пластмассы, если мы наделяем его силой, если мы его обвиняем в чем-то, переносим на него свои проблемы?

Родителю и воспитателю удобно обвинить куклу в том, что ребенок имеет сексуальные интересы. Общественные деятели видят в кукле причину социальных проблем. Нам видится, что это просто способ снять ответственность с себя и переложить ее на неодушевленный предмет…

Можно много говорить о том, что кукла не развивает у ребенка фантазию, что с ней нельзя играть в «дочки-матери» и т.д. Но никакая кукла не станет развивающей игрушкой, если родители не играют с детьми. Барби может быть мамой маленьких детей, у нее может быть дом и она может вести хозяйство. Ей можно шить одежду, обустраивать ее жилище (мастерить мебель, например), делать ей прически. Барби не обязательно должна проводить все свободное время в косметическом салоне. Она игрушка и будет делать то, что хочет хозяйка: ходить на работу, отдыхать с друзьями на даче, ходить в кино, принимать гостей. Совершенно очевидно, что кукла – это то, что вы в нее вкладываете.

Альтернативой Барби называют традиционную русскую игрушку, которая несет в себе высокие моральные качества: «Думаю, нам необходимо возрождать, изготовление традиционной народной куклы. Пусть дети делают её сами из подручного материала. Куклы будут гораздо чище в экологическом отношении, чем Барби из пластмассы. Но главное - самодельная кукла, не воспитывает в детях вещизма. Ведь каждая такая кукла — как человек: единственная в своём роде. И наряд у неё единственный. У неё своя история создания и свой неповторимый образ»[10]. Безусловно, изготовление игрушки развивает детей. Но вот с остальными идеями согласиться сложно. Разве не создает ребенок для своей Барби ее собственную историю? Разве не уникальна каждая кукла в наряде, сшитом мамой вместе с ребенком? Обязательно ли кукла воспитывает вещизм? «На более глубоком психологическом уровне Барби превратилась в неодушевленный предмет. Она потеряла ту индивидуальность и теплоту, которая есть у куклы, если ее воспринимают как единственную и неповторимую личность»[11]. И снова возникает закономерный вопрос о том, как ребенок воспринимает игрушку. Игрушка может быть единственной и неповторимой, той самой, с которой разговаривают и потом помнят или даже хранят всю жизнь, а может быть одной из многих. И такой игрушкой может быть как самодельная кукла или плюшевый мишка, так и кукла Барби.

В противовес описанным выше единичным случаям негативного влияния куклы мы приводим выдержки из неструктурированного интервью, проведенного автором в 2007 г. Респондентка — девушка 22 лет, не обремененная  комплексом Барби, которая в детстве имела несколько кукол. Это интервью, без сомнения, не  доказывает позитивного влияния Барби на развитие ребенка. Интервью лишь позволяет поставить вопрос и выдвинуть гипотезу о том, что не принципиально, какой набор игрушек имеется у ребенка, важным является то, как родители воспринимают игрушки и какие социальные установки формируются у ребенка в процессе взаимодействия с родителями посредством игрушек. «Я очень хотела куклу Барби, она была у всех моих подружек и когда родители мне ее купили, я была счастлива. Потом мне купили Кена, маленькие куколки были их детьми. У меня в шкафу был дом для Барби, мама покупала мне специальные журналы мод для Барби и по ним я шила платья, мастерила для Барби разные вещи. По просьбе мамы все знакомые родителей приносили мне красивые лоскутки, поэтому платьев у моей Барби было очень много. Мои Барби и Кен делали все как мои родители. Они работали на тех же работах, ездили отдыхать с детьми, ходили по магазинам, принимали друзей. Прошло много лет, но коробки с куклами и их нарядами до сих пор хранятся у мамы в шкафу. Иногда я достаю их, перебираю платья и вспоминаю детство. Благодаря Барби я научилась шить, вышивать, мастерить». 

На основе данного интервью можно предположить, что игра с куклой Барби не отличается от игры с другими куклами. А именно, точно так же как и в других играх проявляется проекция отношений в родительской семье на содержание игры. Игра позволила респондентке овладеть рукоделием, то, что кукла до сих пор бережно хранится, говорит о ее значимости для респондентки в детском возрасте.

Итак, подводя итоги, можно сделать вывод о том, что представления людей о Барби преимущественно не несут негативного оттенка, данные, полученные в ходе научных исследований, однозначно не подтверждают вреда куклы. Однако на уровне общественно-политического дискурса кукла Барби становится причиной многих внутриличностных, межличностных и даже общественных проблем. В целом же, феномен Барби не является достаточно изученным в настоящее время. Результаты проведенного нами исследования не позволяют нам сделать выводы о пользе или вреде куклы. Основной результат мы видим в возможности постановки проблемы, требующей дальнейшей разработки. Данная статья — попытка обозначить проблемное поле, однако требуются исследования для того, чтобы доказать наличие или отсутствия позитивного или негативного влияния куклы на нашу жизнь.

Литература

  1. Абраменкова В. В. Игра формирует душу ребенка // Мир психологии. 1998. № 4.
  2. Батлер Дж. Гендерное беспокойство // Антология гендерной теории / Сост. Гапова Е., Усманова А. - Минск: «Пропилен», 2000.

  3. Брайдотти Р. Различие полов как политический проект номадизма // Хрестоматия феминистских текстов. - СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2000.

  4. Лосева В. К., Луньков А. И. Психосексуальное развитие ребенка. М., 1995.

  5. Рубин Г. Обмен женщинами. Заметки о «политической экономии» пола // Хрестоматия феминистских текстов. Переводы. / Под ред. Е. Здравомысловой, А. Темкиной. - СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2000.

  6. Хашковский А. В. Барби-мир в зеркале СМИ // Женщина в массовой коммуникации: штрихи к социокультурному портрету. Вып. 2 [Материалы научного семинара «Женская журналистика и женщины в журналистике», 31 марта 1999 г.]. - СПб.: СПбГУ, 2000.

  7. Эльконинова Л. И., Антонова М. В. Специфика игры с куклой Барби у детей дошкольного возраста // Психологическая наука и образование. № 4.

  8. Irigaray L. This sex which is not one. - Ithaca, New York.: Cornell University Press, 1985.


[1] Еврейской игрушкой куклу назвали потому, что ее создательница («мать»), Рут Хэндлер, была еврейкой.
[2] Куклу Барби могут в России запретить // Утро.Ru http://www.rokf.ru/oddities/
[3]Никонова Л. Хочу быть куклой Барби! // Зеркало недели. № 20 (395) 1-7 июня 2002 http://www.zn.ua/
[4] Базарова В. Трудное детство // Будни. № 31. 14. 11. 2002 // http://lookover.ru/budni
[5] Базарова В. Трудное детство // Будни. № 31. 14. 11. 2002 // http://lookover.ru/budni
[6] Бакулин М. Ю. О кукле Барби  // Русская неделя. Православный интернет-журнал о современной православной культуре в Сибири. http://www.russned.ru/autors.php?ID=3.
[7] Иванова Е. Ю. Что может быть серьезнее, чем игрушка? // http://www.deti.rema.44.ru/papers/igra.htm
[8] Там же.
[9] Федотова Н. Кукла Барби убивает будущих мам. Почему растет число отказных детей  // Пятница. 22 октября 2004 //http://pressa.irk.ru/
[10] Якушева Г. И. Народная кукла как средство приобщения ребенка к национальной культуре // http://skm.skamsk.ru/index.php?razdel=stat&text=m_stat
[11] Фреан А. Варварство начинается с Барби – объекта любви и ненависти // Inopressa. 19 июня 2007 г. http://ad.adriver.ru
 
Гусева Ю.Е. психолог.

В тени тела / Под ред. Н.Нартовой, Е.Омельченко.

Ульяновск: Издательство Ульяновского государственного университета, 2008г